05 САЙТПо итогам 2016 года впервые в истории независимой Украины экспорт аграрной продукции превысил поставки металлургии. В 2017 году тенденция только усиливается – в январе-феврале доля аграрно-промышленного комплекса в структуре всего экспорта составила 42,8%. В правительстве аграрный тренд экономики подают как серьезное достижение: замминистра экономразвития Наталья Микольская даже похвастала, что «Украина уже, фактически, кормит ЕС».

Если разобраться в ситуации, то пафос подобных высказываний кажется смешным и неуместным. Во-первых, «рост» процента АПК в структуре экспорта на деле часто оборачивается падением в абсолютных величинах. Просто обвал в других отраслях экономики оказался еще более ощутимым, из-за чего доля АПК увеличилась. Во-вторых, гордиться «прогрессом» в аграрном секторе при постоянном росте цен на продукты и вытеснении малых фермерских хозяйств агрохолдингами – это ненормально, убежден Александр Фельдман.

Сделать из Украины аграрно-сырьевой придаток – давняя мечта наших «европейских партнеров». Около 100 лет назад, во времена гетьманата Скоропадского, Украина уже была вынуждена кормить армии стран Четверного блока. Потом был мирный договор Центральной Рады с Германией и Австро-Венгрией, в котором от Михаила Грушевского в обмен на помощь потребовали обеспечить поставки 60 млн. пудов хлеба, 3 млн. пудов живого веса рогатого скота, 400 млн. штук яиц, а также сало, масло, сахар и прочее.

Что просит Европа от Украины сейчас? Снять мораторий на вывоз леса, открыть рынок земли, провести фактическую деиндустриализацию экономики – ничего не напоминает?

Навязываемый курс на аграрно-сырьевую экономику – это не взаимовыгодное предложение для партнеров, а барьер для развития нашего государства. Грубо говоря, понимая реальный уровень коррупции, нашу политическую элиту покупают за кредиты, требуя в обмен согласиться на некий «план Моргентау» для Украины.

Но стратегию по выкачиванию из Украины всех жизненных ресурсов им приходится красиво подавать, чтобы сдерживать нормальную протестную реакцию граждан. Поэтому в информационном пространстве аграрный сектор преподносится как самое перспективное направление внешней торговли, а индустриальный – как «пережиток тоталитарного прошлого».

Модель «аграрной сверхдержавы», которую первым сформулировал бывший посол США Джеффри Пайетт, отлично ложится на «хуторянскую ментальность». Приправленная «патриотической» риторикой, она нейтрализует «комплекс меншовартості» и возводится в ранг если не национальной идеи, то уж как минимум государственной экономической стратегии.

Однако эта стратегия тупиковая. Готовая продукция у нас составляет только 2% от всего аграрного экспорта. По требованию «партнеров» Украина отменяет льготы по НДС для собственных сельхозпроизводителей, открывая свой рынок для крупных ТНК. Параллельно из-за деиндустриализации растет безработица, теневая экономика, преступность, а граждане массово уезжают из страны.

Украина нуждается в сбалансированном развитии, и наша экономика не должна сводиться к какой-то одной отрасли. Договора о свободной торговле не являются панацеей, ведь зачастую выгодны только нашим партнерам, но не собственному производителю. А мечтать о статусе «аграрной сверхдержавы» – это самое нелепое, что можно делать в XXI веке. Украина заслуживает большего!

Источник: Время